Музеи и Искусство

Чаепитие в Мытищах, близ Москвы, Перов, 1862

Чаепитие в Мытищах, близ Москвы, Перов, 1862


We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.

Чаепитие в Мытищах, близ Москвы - Перов. 43,5х47,3

В работе, полной деталей, нюансов и мелочей, нет ничего случайного. Именно Мытищинская вода считалась самой вкусной, а чаепитие в этом подмосковном месте было очень популярным.

Перед зрителем предстает обычная, тривиальная летняя подмосковная сцена. Монах, в нашем случае, вероятно, настоятель, пьет чай в тени подмосковного сада. Перед ним внезапно появилась пара нищенствующих: старый слепой солдат-инвалид и мальчик-поводырь. Служанка, обеспокоенная появлением попрошаек, пытается их прогнать. Главный же герой делает вид, что происходящее к нему вовсе не относится.

О многом могут рассказать ордена на изношенной шинели солдата, оборванная рубашка мальчика, красное лоснящееся лицо монаха, торопливая и суетливая фигура монастырского послушника на заднем плане, раскрытый саквояж важного гостя, готовый принять гостинцы, и многое другое.

Картина явно сатирического плана, хотя писалась она по заказу Мытищинской городской управы. Впрочем, заказчик столь откровенно антиклерикальную работу так и не принял.

Работа выдержана в невыразительных тонах. Здесь Перов отказывается от богатой палитры. Серо-зеленоватые тона призваны показать обычность ситуации, ее жизненность. Интересна композиция картины. Мастер привлекает внимание зрителя к противопоставленным элементам: сытость монаха и истощенность инвалида, зеркальная чистота дорогих сапог и ободранная рубашка. Наконец, рука, протянутая за подаянием, оказывается протянутой в пустоту.

Обличая ханжество, обжорство, духовную пустоту церковников, автор целиком на стороне несчастных и обиженных. В этой работе художнику отлично удалось передать атмосферу неловкости, возникшей в этой ситуации. Отлично видно, что служанка, обслуживающая гостя, старается смотреть в сторону, испытывает неловкость и просто стыдится.

Композиционно художник создает некое подобие народного лубка, композиция списана в круг, образуемый деревьями сада. В ракурсах фигур, в манере письма есть ощущение злой иронии автора, сарказма и сатиры. Совсем не случайно в этот творческий период у автора было множество неприятностей, связанных с реакцией Священного синода на целый ряд работ антиклерикальной направленности. Но прогрессивно настроенная общественность так дружно встала на защиту художника, что претензии Церкви прекратились.


Смотрите видео: Облико морале. Москва: от Преображенской площади до Немецкой слободы (May 2022).